Из поэмы "Голубые глаза"

Ах, тем встречам давно наступил конец,
В темно-синий туман погрузились те дни,
Как приснившийся пери чудесный дворец,
Чуть видны в темно-синем дыму они.

1

Сад расцвел.
Вот, смотрите!
В бесплодном краю
Сад расцвел, красотою радуя взор.
"Голубые глаза" — эту песню пою,
Орошая мой сад из глубоких озер.
Лунный лик белоснежной тучкой закрыв,
Звезды буду по небу я рассыпать.
А сквозь тучку пробившийся лунный блеск
На озерную брошу прозрачную гладь.
Стойте спокойно.
Тогда увидите вдруг,
Как из этого спящего озера, с темного дна,
Легко поднимется дева — светла, стройна,
Словно в яркое платье,
В цветы сирени облачена,
Такая, такая красивая — как сама весна!
Не так? Подождите —
Сейчас занавеску открою:
Вот, смотрите!

...Май настает,
Весь мир надевает яркие платья,
Чист небосвод,
Цветы разбежались по всем долинам весенним,
А в лесах от кустов цветущей сирени
Аромат течет.

Не так? Подождите —
Вот прошлых дней я железную дверь открыл,
А вы смотрите! На молодом коне
Красивая девушка едет навстречу мне,
И у нее в руке —
Жизни цветок, возвещающий нам весну.
Если ж не так,
То как же, как же начну
"Голубые глаза" — лучшую песню мою,
Как же в строчках красивых и звонких
О родных лесах и полях спою?

Ах, если бы я большим художником стал
И девушку эту нарисовал,
Если б смог на картине изобразить ее,
Как счастлив я был бы вам подарить ее!

О лучшие из художников всей земли,
Хочу, чтоб ко мне вы сейчас пришли!
Расскажите, какие мне краски взять,
Чтобы волосы эти густые — за прядью прядь —
Нарисовать, чтоб могли, совсем как живые,
Голубые глаза сиять,
Чтобы вся предо мною предстала она опять?!

Можно ль земную девушку с помощью красок
Оживить, подарить ей новое бытие?
Если можно, то расскажите,
Какими красками,
О, какими красками мне воскресить ее?

Ах, если бы я великим художником стал
И девушку эту нарисовал,
Если б смог на картине изобразить ее,
Как счастлив я был бы вам подарить ее!

Пришли бы, меня навестили,
"Что ты грустишь, что ты грустишь?"— спросили,
Тогда бы ответил я, голову опустив,
Душу открыл:

"В юные годы меня любившей,
Девушки милой, мне душу пленившей,
Красавицы — голубоглазой Марии —
Взор, мое сердце пронзивший,
Я позабыл, увы, этот взор
Позабыл...
Какая печаль!
Одна только девушка в жизни меня любила,
И этот взор
Моя память не сохранила,—
Тот самоцвет я где-то в пути обронил!.."

Мария!
Разлучили нас лицемеры во имя веры,
Не дали встречаться,
Хоть было нам тяжело.
Различье религий, обычаев, наций
Соединиться нам не дало...
Много лет с той поры прошло.

Разгромили мы их религии, их каноны,
И теперь отдыхаю в степи отдаленной
С бунтарями — защитниками правоты.
Со мною сейчас бы и ты отдохнула,
Друг мой, Мария! Где ты?

Разлучили нас их религии, их каноны,
Долго сражался я — разрушал их законы,
Конь мой устал, рука притомилась моя,
Изранен был, окровавлен я...
Раны мои омывшая, вновь возродившая
Силы моей мечты,
Друг мой, Мария!
Где ты?
Теперь между нами нет никаких религий,
Нас разлучивших на столько лет,
И старых канонов нет.
Стал другим этот свет, Мария!
Изменился свет, изменился свет,
Но на этом свете, увы, и тебя уже больше нет.

Солнце в небе будет все так же плыть,
Вечно плыть и плыть, смеяться, светить...
Но день придет: могучим железным законом
Весь мир превратится в огонь тогда,
Превратится —
Пройдут года, много-много веков пройдет,

И опять каждый атом свой атом найдет,
Снова жизнь украсит и землю, и небосвод...
И уж тогда, разлучивших нас навсегда,
Этих старых канонов не будет, моя звезда!

1923

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.