Содержание материала

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Та же декорация. За окнами сильный дождь. С улицы входит Рахиля, она снимает мокрый плащ, вешает его в коридоре, переобувается. Судя по всему, у неё хорошее настроение. Из кухни выходит Камиля.

Рахиля. Фу...

Камиля. Видишь, я же говорила...

Рахиля. Что?

Камиля. Говорила, не ходи. Твоё ли дело доить коров?

Рахиля берёт мандолину.

Может, ты решила совсем на ферме остаться?!

Рахиля. Зачем же совсем! Я так... временно. Просто решила помочь людям. (Тренькает на мандолине.)

Камиля. Ужинать будешь?

Рахиля. Нет, я там поела. У них чёрный хлеб вкуснее булок. (Играет на мандолине несколько тактов вальса, пританцовывает.) Трам там-там... Трам там-там... А коровам я понравилась.

Камиля. Нравиться ты умеешь.

Рахиля. Одна обнюхала меня, другая стала нос себе облизы вать, когда я её погладила. Язык показывает... Дескать, иди сюда, познакомимся.

Камиля. А ты?

Рахиля. Я ей тоже язык показала. Мол, согласна, давай знакомиться.

Камиля (хлопнув себя по колену). Ну и ну! Что, и Талгат там?

Рахиля утвердительно кивает и продолжает играть.

Ну и кем же он устроился? Завфермой? Или заместителем?

Рахиля. Пастухом.

Камиля. Ха, сделал-таки по-своему. Ну, ты полюбуйся на это го глупца! (Уходит на кухню.)

Рахиля наигрывает быстрый весёлый мотив, поёт.

Рахиля.

Где Уфа моя стоит?

Там, где речка Белая.

Об Уфе мои мечты,

Что бы я ни делала.

Рахиля. Ая вот скажу, папе скажу!

Талгат. Слушайте, барышня, Вы тоже... заберите своё барахло. (Выносит из комнаты духи и вышитые подушечки.)

Рахиля. А вот не заберу. Пусть напоминают обо мне.

Входит Салим Гиреевич, в руках несёт свёрток.

Салим. Ой-ой, ну и потоп! Талгат, Рахиля, что я купил? Отгадайте.

Рахиля. Сначала ты отгадай, что здесь происходит...

Салим. Говорите, Рахиля Салимовна, слушаю Вас.

Рахиля. Мама взяла с Талгата деньги за еду и квартиру.

Салим (изменившись в лице). Что?!

Камиля. Он дал — я взяла. Член семьи отдал хозяйке деньги. Из-за чего шум?! Ну вас... Посмотрела бы я, как вы без меня стали бы жить... (Держась за сердце, уходит.)

Салим идёт за ней.

Рахиля. Ну-ка, давай узнаем тайну свёртка. (Развёртывает.) О!.. Костюм! (Кричит.) Папа! Спасибо тебе от имени Талгата! Сам он от счастья онемел! (Талгату.) А ну примерь. Постой. (Вынимает из сумки маленький свёрточек, достаёт из него галстук. ) Ну как? Нравится? Сама выбирала.

Талгат. Это ещё что?

Рахиля. Вытяни шею. (Взяв Талгата за подбородок, поднимает ему голову.) Вот и стой как гусак. (Завязывает галстук.) Если дождь кончится, пойдём в клуб. Наденешь новый костюм. Я хочу влюбиться в тебя.

Талгат. В меня или в костюм?

Рахиля. Ну, пока хотя бы в костюм.

Талгат. А когда он сносится?

Рахиля. Купишь другой, чтобы не потерять мою любовь.

Талгат. Это называется одним выстрелом двух зайцев.

Рахиля. А почему же нет? Если зайцы сами под выстрел лезут...

Входит Салим.

Салим (подходит к Талгату). Так что, костюм-то не маловат?

Талгат. Зачем Вы тратились на меня? Не надо, Салим-абый, я не согласен. У мамы, наверно, немало друзей... Что будет, если каждый начнёт мне подарки делать! (Кладёт костюм.) Нет, не возьму, спасибо.

Салим (в нерешительности вертит костюм в руках, потом бросает его на стул). Гм... Сядь-ка, Талгат. А ты, дочка, выйди пока.

Рахиля направляется к выходу, но у двери останавливается. Вскоре к ней

подходит Камиля.

Значит, ты не знаешь своего отца?

Талгат. Не знаю.

Салим. А что бы ты сказал, если бы он оказался похожим на меня?

Талгат. На Вас? Что Вы! Он...

Салим. Что — он?

Талгат. Он же подлец... Он Вашего мизинца не стоит.

Камиля. Талгат! Как у тебя язык повернулся! Об отце... такое...

Талгат (взглянув на Камилю, снова обращается к Салиму). Вы его не знали?

Салим (оторвавшись от своих мыслей). Кого?.. А! Твоего отца? Как тебе сказать... Нет, не знал. Значит, Вы с мамой считали его подлецом? Да?

Талгат. Сначала мама обманывала меня. Говорила — отец погиб. Свыкся я с этой мыслью... Погиб так погиб... А три года назад, когда мне пятнадцать исполнилось, мамины друзья собрались... И в этот момент перевод — тысяча рублей... от отца. Подарок. Мне ко дню рождения. Мама до этого весёлая, радостная была, а тут погрустнела, задумалась. Потом смотрю — её в комнате нет. Я её у соседей нашёл — она уткнулась в подушку и плачет. Вот тогда она и сказала, что отец жив. Только очень просила не расспрашивать о нём. Я хотел узнать его имя, кто он, откуда, — не сказала. И правильно, наверно: я глупый был, расскажи она мне всё — я бы натворил чего-нибудь.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.