Содержание материала

КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ

Весна. Уже знакомая нам дежурная комната больницы. Нияз выходит из операционной. Снимает халат. Розалия помогает ему.

Розалия (она оживлена). Был аппендикс, и нет аппендикса! Так ему и надо! Зачем он нужен, этот отросток! Правда? (Смеётся.) А у вас, Нияз-абый, с каждым днём растёт мастерство. Нияз. Эй-эй-эй! Не льстить!

Розалия. А Вы мне верьте. Я слежу за каждым Вашим движением.

Нияз. Перед каждой новой операцией всегда одно и то же чувство: будто делаю её в первый раз.

Розалия (словно сообщая радостную весть). А кролик наш проснулся!

Нияз. Да? Что же ты раньше не сказала?!

Розалия. Во время операции? Проснулся — дала ему поесть, поел, и такой весёлый.

Нияз. Правда?

Розалия смеётся.

Может быть, и разговаривает? (Ласково обнимает Розалию.)

Она замирает.

Что же он сказал?

Розалия. А Актырнак, когда я уходила, ещё спал.

Нияз. Ай да мы, Розалия! Идут у нас дела. Одного усыпляем, другого будим! Если так пойдёт дальше, мы, пожалуй, скоро откроем секрет препарата. А?

Розалия. Я тут нипричём.

Нияз. Ты же моя помощница. Если бы не ты, я был бы как без рук.

Розалия. Ах, Нияз-абый, любите Вы преувеличивать.

Нияз. А что? Я правду говорю. Ведь ты стала настоящей лаборанткой. Только зарплату не получаешь. Твой шеф оказался бедняком. И сам сидит без денег, и тебе ничего не платит.

Розалия. Так оно и должно быть, коли Вы всю свою зарплату расходуете на эти опыты.

Нияз. Хорошо ещё, не женился. Заела бы жена.

Розалия. Смотря какая жена.

Нияз. Подай-ка мне...

Розалия. Что? Бумагу?

Нияз (удивлённо). Почему бумагу? Мыло.

Розалия (подаёт мыло). А я подумала... опять Вы будете писать письмо... Сказала бы я Вам... Пишете, пишете, штук пятнадцать, наверно, отправили... А она хоть бы одно прислала...

Нияз. Откуда ты это знаешь?

Розалия. Ах, не пытайтесь скрывать. Моя подруга работает на почте. Я всё знаю.

Нияз. Ну, Розалия, отстегать тебя надо. Совсем распустилась.

Розалия. У неё небось не отсохла бы рука, если бы хоть маленькое письмецо Вам написала. По моему, говоря откровенно, она сама должна бы приехать сюда. Вы проводите такую работу, а она... Чёрствое сердце, наверно, у неё... Или она какая-нибудь гордячка.

Нияз (раздражаясь). Хватит, говорят тебе! Замолчи!

Розалия. Я же за Вас беспокоюсь... Нет, правда, почему она не пишет, почему не приезжает?

Нияз (смягчившись). Не надо об этом, Розалия... Прошу тебя — не надо... Пойдём-ка посмотрим, как у нас там больные... (Направляется к двери.)

Навстречу входят Ибрагим и Дильбар.

Дильбар. А, Нияз Салихович... поздравляю Вас, поздравляю...

Нияз (удивлён). С чем?

Дильбар. Оказывается, наш уважаемый Ибрагим-ага прочит Вас на своё место — главным врачом.

Нияз. Да, я слышал об этом, да не поверил. Какой я главврач?

Ибрагим. Уже слышал? Ну и работает же у нас беспроволочный телефон! Как только успевают? (Резко.) Так вот: ваш Ибрагим-ага уже стареет, песок из него стал сыпаться. Не грех, если он сбросит со своих плеч некоторый груз. Состояние моё вы знаете... Бессонных ночей стало многовато... Пора уступать дорогу молодым.

Нияз. Состояние Ваше мы знаем, поэтому и говорим: надо немедленно в город, на операцию.

Ибрагим. Вот привязались — операция да операция. Больше вам не о чем говорить, что ли? Не будет операции, не ждите.

Нияз. И мне не быть главным врачом. Я не согласен. Не хочу. Для этого я ещё молод. Сначала надо показать себя, заслужить доверие. Да и опыта у меня нет. И авторитета.

Ибрагим. Поработаешь — будут и опыт, и авторитет.

Нияз. Поймите — я как хирург делаю только первые шаги. Порою я сам в себя не верю. Сам собой недоволен.

Ибрагим. И очень хорошо. Терпеть не могу людей, которые, как им кажется, всё знают, всё умеют и всегда довольны собой. От таких только и жди какой-нибудь глупости. Ведь они, вместо того чтобы семь раз отмерить, мерят один раз, а режут дважды. А в нашем деле надо мерить семьдесят раз!

Нияз. И всё-таки, Ибрагим-ага, вот моё последнее слово: я не согласен. Извините, я должен идти к больному. (Уходит.)

За ним уходит и Розалия.

Дильбар. Скажи на милость, каким скромным прикидывается! Ах, он не хочет быть главным... Смех, да и только! А от Вас я этого не ожидала, Ибрагим-ага. Назначить его вместо себя!

Ибрагим. Ошибаетесь, Дильбар Галеевна, я не назначал. И не могу назначать. Я только предложил.

Дильбар. Кого? Работающего здесь без году неделя? Непроверенного. И к тому же как хирурга ненадёжного. Сам же в этом признаётся.

Ибрагим. Сам о себе он может говорить что угодно.

Дильбар. И вообще напрасно Вы взяли его под своё крыло. Потакаете ему во всём. Вот из райфо пришла ревизия и...

Ибрагим. Не пришла — Вы её вызвали.

Дильбар. Да, не скрою — вызвала. Потому что не могу видеть, как творится беззаконие. На больничные деньги, в нарушение статьи о расходах, закупаются разные приборы, и Нияз Салихович пользуется ими в своей квартире, для собственных интересов. Что это?!

Ибрагим. Вы прекрасно знаете, над решением какой проблемы работает Нияз Салихович. Вам также известно, что он, забывая об отдыхе, трудится и день и ночь. Не должны ли мы всячески помогать ему?

Дильбар. Даже если его труд не имеет прямого отношения к больнице?

Ибрагим. Ведь он ищет в области хирургии новый препарат. Пусть ищет.

Дильбар. Мечта... Мечта или...

Ибрагим. Или что?

Дильбар. Или шарлатанство.

Ибрагим. Стыдитесь так говорить! Стыдитесь! Молодости свойственно мечтать. Не найдёт один — найдут другие.

Дильбар. Кто то у нас в больнице распустил слух, будто я самозванка. До приезда Нияза Салиховича таких слухов не было...

Ибрагим, чтобы не ответить резкостью, отходит к окну, молчит.

Меня оскорбляют, а Вы... Вы этому потакаете. Я веду почти всю работу больницы. И за себя работаю... И за Вас... Говорят, будто я присваиваю себе права главврача. Нет, ничьих прав я не присваиваю. Я взяла на себя всю ответственность за работу больницы. Вы когда окончили институт? Четверть века тому назад. За это время можно позабыть всё, чему Вас учили. А я только что окончила. Вы сколько лет учились? Четыре года. А я — шесть лет. Вот и подумайте — могла ли я при такой обстановке не почувствовать, что ответственность лежит на мне? Не знаю, что бы Вы делали без меня!

Входит Нияз. В дверях показывается Розалия.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.