Смагулов Бахытжан Жумашканович

 

Родился 4 ноября 1965 г. в г.Чарске (Казахстан). В 1984 г. закончил Ленинградское академическое хореографическое училище. 1984—1994 гг. — солист балета Казахского академического театра оперы и балета им. К. Абая (Алма-Ата). Одновременно периодически с 1989 по 1994 по контракту работал в балетных труппах США и Японии. В 1994—2008 гг. — солист балета Татарского академического театра оперы и балета им. М. Джалиля. Одновременно с 1999 г. — педагог-репетитор этого же театра.

Лауреат международных конкурсов в Москве, Варне, Париже (везде 1988 год и вторые места и серебряные медали); лауреат Международного конкурса в Хельсинки (1991 г., Финляндия, второе место и серебряная медаль); лауреат Международного конкурса в Осака (1991 г., Япония, третье место и бронзовая медаль).
Народный артист Казахстана (1993).
Народный артист РТ (2003).

 

Бахытжан считает себя везучим в жизни и творчестве человеком: он сразу начал танцевать все хореографические партии, о которых молодые артисты балета порой лишь мечтают. Участвовал в многочисленных конкурсах и фестивалях. С большим успехом выступал на зарубежных сценах и сцене Большого театра Союза ССР. Среди его сценических партнерш встречаются имена балерин с мировым именем. И то, что он приехал в Казань и танцевал здесь, тоже судьба. Вот что рассказывает Смагулов о начале своего казанского периода творчества: «Мне много раз звонили из Казани в Алма-Ату, приглашали принять участие в фестивалях имени Рудольфа Нуриева, но я все отнекивался, находил причины уйти от участия, считая Казань глубокой балетной провинцией. Но однажды, это было после моих успешных выступлений в Москве, я все же согласился. Приехав, попал в атмосферу доброжелательной состязательности, которая царила на фестивале, и был приятно удивлен профессионализмом местной балетной труппы, репертуаром, но самое главное — я сразу же влюбился. Влюбился без памяти в прима-балерину театра Лену Щеглову. Мне все время, на экзерсисах и репетициях, да везде, хотелось быть лишь рядом с ней. Я остался и стал ее партнером на сцене и в жизни».

А осенью в театре состоялась премьера «Дон-Кихота» — по всеобщему признанию, лучшего спектакля из репертуарной афиши Смагулова, где роль Базиля в его исполнении мастерски выстроена до самых мелочей. Он вырвался на сцену в первом действии вихревым танцем, ураганным темпераментом. Здесь, на площади Барселоны, это свой парень, весельчак и балагур, таких любят все. В его образе собрались мотивы Арлекина, Фигаро, Ромео и тореро. В танцах Смагулова-Базиля бравурная соревновательность. В темпах аллегро он мужественен и напорист, в темпах адажио — внимателен, чуток, актерски выразителен и всегда чуть насмешлив и снисходителен.

Следующий спектакль также был близок, как говаривали в старину актеры, его нутру. Это «Баядерка» с великолепным Солором — мужчиной, воином, пылким и обаятельным любовником.

В первой лирической встрече-дуэте Солора с Никией у Священного огня дается экспозиция образов. Зритель, конечно, не знает, как надо представлять тот или иной образ, роль, партию, как надо танцевать, но интуитивно чувствует, что верно, а что нет. Так вот, в первом дуэте после разлуки все происходит стремительно, страстно, влюбленные словно с жадностью пьют живительную влагу и никак не могут до конца погасить жажду. Здесь и восторг, и ликование души, и нежность необыкновенная. При этом пластика Смагулова не суетлива, в ней нет резкости, каких-то неприятных для глаз углов. Наоборот — широта исполнения как бы говорит о соответствующем размахе души поэтической, а кантилена движений созвучна письменам восточной графики. В этом дуэте зрителю дается заявка на искренность: насколько сидящие в зале поверят в то, что перед ними «чистые души», настолько потом, в третьем действии, расцветет бутон ликования свершившегося чуда воссоединения этих двух душ.

Второй акт — торжественный в целом, ведь даже знаменитый трагический танец Никии с корзиночкой — торжество ее души, а одно из составляющих этого действия — па-д'аксьон — праздник среди всех хореографических праздников. Без такой хореографии, музыки, света и цвета жизнь танца становится прозаичнее. Здесь есть все: и полеты, и вращения, и заноски, и кабриоли. Для Бахытжана движения эти существуют не сами по себе, чтобы продемонстрировать свою филигранную технику (хотя это тоже важно), а для того, чтобы утвердиться на сцене ее властелином, героем, что танцовщику прекрасно удается. Но Смагулов в этом действии герой не только сцены, а и пространства над ней. Он господин и повелитель воздуха.

В «Шурале» Бахытжан, исполняющий роль Былтыра,— крепко стоящий (в прямом смысле слова) на ногах селянин, юноша, богатырь. Это былинный или, вернее, эпический персонаж, чувствующий себя в лесу, как дома. Лес — стихия не только Шурале и нечисти, но и его, Былтыра. Показателен здесь в качестве кульминации первого акта поединок Шурале и Былтыра. Смагулов-Былтыр очень музыкален, он как бы лепит пластикой образ, где на первый план выходит не сила, а ум, смекалка.

Второе действие этого балета — сцена в деревне. И опять образ Былтыра у Смагулова описан широкими художественно-пластическими мазками, и снова это герой «от земли».

«Вальпургиева ночь» из оперы Шарля Гуно «Фауст». Вакх — Бахытжан Смагулов. Он то как вьющиеся растение экзотичен, замысловат, чуть расслаблен и похотлив, сродни Фавну Вацлава Нижинского, то мужественен, внутренне собран и прекрасен, как Аполлон. Танец Вакха-Смагулова (кроме восхищений в широте, размахе, мощи, техническом совершенстве) несет в себе некое эпикурейское начало. Этот танец — гимн радостям жизни.

Бахытжан Смагулов, кроме твердого характера, преданности в служении балетному искусству, обладает еще и пытливостью ума, любознательностью, аналитическим подходом к той или иной хореографической проблеме. Ему интересно и заманчиво танцевать роли, которые просто недосягаемы. И Бахытжан всегда добивался результата.

Бахытжан Смагулов танцует, играет многие роли у нас в театре. Мне нравится, например, еще его Тибальт из «Ромео и Джульетты», потому что это не просто балетный злодей, а в разных ситуациях персонаж разный: иногда и ласковый, и предупредительный, и улыбчивый...

А во всех образах, созданных танцовщиком, есть пламя и стихия, но пламя и стихия — управляемые. Это Базиль и Дезире, Солор и Зигфрид, Вакх и Альберт из «Жизели».

В конце 1990-х гг. Бахытжан начал изредко давать уроки классического танца артистам балета. Рафаэль Саморуков, педагог-репетитор балета в то время, как бы невзначай поручал Смагулову такую обязанность. Бахытжану это было не в тягость. Через какое то время Рафаэль Станиславович предложил Смагулову записать его уроки (всего 24) со словами: «Пригодится когда-нибудь». Так оно и случилось.

Постоянно вести уроки Смагулов начал с 2001 года. В основе его уроков — тренаж Саморукова, но только именно в качестве основы — детали свои. Главное на уроке для Бахытжана — разогреть артиста, дать стимул к репетиционной работе, возбудить желание танцевать с азартом, вдохновением.

Кроме того, Бахытжан вводит танцовщиков-исполнителей мужских партий в различные спектакли, а также готовит артистов балета для участия в международных конкурсах. Так артист-Смагулов славно продолжается в Смагулове-педагоге.

 

В. Горшков

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.