Нуруллина Дания Нургаязовна

 

Родилась 23 августа 1946 г. в Казани.
В 1966 г. окончила Казанское театральное училище (курс Н. Гайнуллина) и была принята в труппу Академического театра им. Г. Камала.

Заслуженная артистка ТАССР (1981).
Народная артистка РТ (1991).
Заслуженная артистка РФ (2010).

 

Известно, что на развитие человека, на формирование его характера, на выбор профессии большое влияние оказывает семья. Дания Нуруллина выросла в семье, которая любила собирать гостей, любила петь, танцевать, а маленькая девочка с юных лет вбирала в себя красоту родных песен, танцев. Когда Дания поступила в школу, записалась в танцевальный кружок. А потом ходила в специализированные танцевальные кружки разных дворцов культуры — при заводе «Искож», фабрике Меховщиков. В начале 1960-х годов Дания занималась у 3. Чарушиной, бывшей балерины, которая посоветовала ей поступить в театральное училище. После 8-го класса девочка подала документы, но ее не приняли, посоветовав ей подрасти. На следующий год, по окончании 9-го класса Дания вторично подала заявление. И ее приняли. Руководителем курса был Празат Исанбет, тот самый, который не принял ее в прошлом году.

Исанбет очень интересно вел занятия по актерскому мастерству, этюдным методом. Но через год он ушел. После него короткое время с курсом работал Р. Бикчантаев. Затем руководителем курса был назначен известный актер камаловского театра Нажиб Гайнуллин, который и выпустил его в 1966 году. Двоих выпускников — Данию Нуруллину и Роберта Абульмамбетова приняли в камаловский театр. Когда Дания еще училась на втором курсе, режиссер камаловского театра Ш. Сарымсаков пригласил девушку на сложную драматическую роль Шафак в спектакле «В ночь лунного затмения» М. Карима. Конечно, у студентки еще не

было ни опыта, ни мастерства, однако природный темперамент, молодое вдохновение позволили Нуруллиной выдержать серьезный экзамен. Более того, ее назначили играть премьерный спектакль, что вызвало переполох и недоумение внутри коллектива. А Мустай Карим, приехавший на премьеру, горячо поблагодарил юную исполнительницу.

Сценическое обаяние, яркие горящие глаза, улыбчивое доброе лицо, бьющий через край темперамент позволили художественному руководству театра с первого же года работы использовать актрису не только в массовых сценах, через которые проходят все молодые актеры, но и давать ей основные роли. Так, уже зимой 1966 года, то есть всего через несколько месяцев с начала работы в театре, Дания сыграла Айслу — «Миркай и Айслу» Н. Исанбета. Сам спектакль, поставленный М. Салимжановым — молодым новым главным режиссером, сыграл важную роль в дальнейшей судьбе театра. История любви, вступающей в конфликт с деспотической моралью, предстала в новом свете. Глубокий трагизм передавался через образы жителей дореволюционной деревни, находящихся в цепях невежества, в духовной кабале обычаев и дедовских законов. Юная, счастливая, впервые полюбившая Айслу в сцене деревенского жуткого самосуда брела сквозь орущую, глумящуюся толпу с искаженным от ужаса, позора, горя лицом, в разорванном белом платье. А далее актриса с потрясающим душу человека умением передавала момент так называемого лечения уже сошедшей с ума девушки. Она кричала от страха, вырывалась из цепко державших ее рук и умирала.

После небольшого перерыва, связанного с рождением дочери, которую символично назвали в честь первой роли Дании, Айслу, актриса продолжает почти каждый год создавать новые образы. Они разные не только по сюжету, но и по характеру исполнения. Скажем, в один и тот же период сыгранные юная жизнерадостная Сайра («Мужчины» Т. Миннуллина) не была схожа с тихой скорбной Ириной, приходящей к Ленину просить за осужденного брата — «Третья патетическая» Н. Погодина; они обе не похожи на нелепую мещанку Мастуру — «Портфель» Н. Исанбета и, само собой разумеется, на Варю — «Одна ночь» Б. Горбатова — мужественную, суровую девушку военных лет. Во всех этих ролях молодых героинь — Чачак — «Кул Гали» Н. Фаттаха, Наиля — «Сквозь поражения» Д. Валеева, Смеральдина — «Король Олень» К. Гоцци, Сажида — «Казанское полотенце» К. Тинчурина, Юлдуз — «Перед свадьбой» X. Вахита, Катэ — «Бабьи сплетни» К. Гольдони и др. есть одна, отличительная особенность. При всем разнообразии образов — горячих, темпераментных и не очень — чувствуется поэтическая, внутренняя эмоциональная суть самой актрисы, при разных обстоятельствах жизни сохраняющей мажорное мироощущение, стремление к интенсивным полнозвучным чувствам, любовь к жизни.

Позже раскованное, экспансивное своеобразие Нуруллиной позволили ей без особых проблем перейти к возрастным ролям, где во всю мощь выявились острохарактерные грани ее актерской индивидуальности. Такова ее Марфуга («Голубая шаль» К. Тинчурина): вызывающе яркая, внешне красивая, богато одетая, соответствовала внутренне наглой, громогласной, бесстыдной сущности героини актрисы.

В me же 1980-е годы Нуруллина сыграла роль многодетной матери Гульфины в спектакле «Колыбельная» Т. Миннуллина. Совершенно иной, чем у Марфуги, характер. Мягкий юмор, незлобивая ирония наряду с материнской душевной теплотой присущи Гульфине. Образ отличался цельностью, естественной, безыскусной непосредственностью, мастерством перевоплощения.

Психологическая точность в сочетании с уравновешенностью были характерны Сайме — «Приехала мама» Ш. Хусаинова, Дильфузе — «Прости меня, мама» Р. Батуллы, Муршиде — «И снилось мне» 3. Хакима, Люиие — «Баскетболист» М. Гилязова.

Две роли: Гарпина — «Зятья Григория» и Ханифа — «Одержимый» Т. Миннуллина, сыгранные в 1995 и 2008 годах, по свойству типов, по разнообразию красок, использованных актрисой, говорят о широте творческого диапазона Нуруллиной. Если Гарпина — шумная, быстрая, хваткая, деловая, громогласная, требующая удовлетворения своего права, то манера игры Ханифы, напротив, предельно сдержанная. Мягкая, тихая, тяжело переживающая за судьбу сына мать. Она неслышно ступает по земле. Ее глаза внимательно следят за сыном. И столько неизбывной печали во всем облике матери, что скорбью отзывается в сердцах зрителей! Эти краски артистка впервые использовала в своем искусстве.

Дание Нуруллиной уже за 60. Но она по-прежнему молода, по-прежнему ярко горят глаза. А одной из причин сохранения молодости души, наверное, является то, что она не завистлива, разного рода интриги обходят ее стороной, со всеми доброжелательна, приветлива.

 

И. Илялова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.