Мифтахова Рахиля Хайдаровна

 

(7 октября 1940 г., г. Ходжейли Каракалпакской АССР - 8 января 2000 г., г. Казань)
Артистка оперы, камерная певица (лирико-драматическое сопрано), педагог. Музыкальное образование получила в Казанском музыкальном училище (1959—1963), в 1968 г. окончила Казанскую государственную консерваторию по классу Н. Лучининой. В 1963 г. была принята в стажерскую группу Татарского театра оперы и балета. Преподавала в музыкальном училище (1971—1978), в Казанском университете (академии) культуры и искусств (1985—1999), заведующая кафедрой сольного пения, профессор (1997).

Заслуженная артистка РСФСР (1981).
Народная артистка РТ (1993).

 

В то время, когда студенткой четвертого курса музыкального училища в стажерскую группу пришла Р. Мифтахова, в театре была хорошая традиция: новичков проверяли на маленьких партиях. Первые роли начинающей певицы — Маша в детской опере «Ваня и Маша», старуха в опере «Качкын», половчанка в «Князе Игоре», каторжанка в «Катерине Измайловой» и Аннина в «Травиате». В репертуаре театра было много оперетт: конечно же, молодой, красивой девушке были под стать роли Зиночки в «Севастопольском вальсе» и Арсены в «Цыганском бароне». В течение пяти лет роли в детских спектаклях чередовались с ролями в опереттах и небольшими партиями в операх. Рахиля не роптала. Это была большая школа! К сложнейшей работе оперной певицы теперь уже выпускница Казанской консерватории Р. Мифтахова была готова. Сцена не пугала, дирижеры и режиссеры «признали», партнеры доброжелательны и всячески поддерживают. Рахиля по праву могла считать себя состоявшейся артисткой.

С 1968 года в репертуаре певицы одна за другой появляются ведущие партии в оперных спектаклях: Антонида — «Иван Сусанин», Сарвар — «Башмачки», Розина — «Севильский цирюльник», Джильда — «Риголетто», Адина — «Любовный напиток», Татьяна — «Евгений Онегин», Маргарита — «Фауст», Донна Анна — «Дон Жуан»... Можно долго перечислять. После премьеры «Дон Жуана» Г. М. Кантор писал в одной из рецензий: «Молодые Р. Мифтахова и Л. Башкирова, уже выдвинувшиеся в то время на первые роли, прекрасно воплотили сложный и глубокий образ Донны Анны. Пылкая и страстная Л.Башкирова, дышащая благородным достоинством Р. Мифтахова — обе они покоряли свежими, яркими голосами, выразительной сценической внешностью».

Певица пела премьеру за премьерой. Казалось, все идет хорошо. Но появились проблемы с голосом. В своих воспоминаниях К. 3. Щербинина пишет так: «Голос её был большим от природы. В музыкальном училище голос ей по-настоящему не развили, она пела форсированным звуком. В консерватории она училась у моего педагога Натальи Николаевны Лучининой, которая требовала от нее мягкого звучания. Но это ей как-то не привилось. Рахилю в консерватории посадили на драматические партии, она вновь стала петь форсированным звуком...» «Нам много пришлось поработать»,— продолжает далее Клавдия Захаровна. (К. 3. Щербинина была педагогом «от бога», бесконечно преданная своей профессии.) Сила воли, безграничная любовь к опере, природная музыкальность помогли певице победить... Постоянное стремление к совершенствованию было отличительной чертой Мифтаховой.

...Более 50 партий за более чем 30 лет, точнее 52 роли за 32 года. Героини, которые пребывали в творческой биографии певицы неразлучно и были особо любимы — Татьяна, Лиза, Марфа, Ярославна, Леонора, Виолетта, Аида, Джильда, Розина, Микаэла, Мими и желанная, но, к сожалению, поздняя любовь — Дездемона...

В июле 1986 года состоялись большие гастроли театра в Москве после перерыва длиною в 29 лет (участия в Декаде татарского искусства и литературы летом 1957 г.). Вот некоторые отклики прессы на спектакли театра; в частности, на «Пиковую даму»:

«Лиза Р. Мифтаховой привлекла искренностью и глубиной чувства. Ровно и наполненно звучал её голос. В хорошем ансамбле с ней выступила Г. Ластовка в роли Полины» (ж. «Современная музыка», № 3, 1987).

«...Театр привез «Пиковую даму» Чайковского в постановке Э. Пасынкова. Многое здесь привлекло новизной сценической интерпретации. Это прежде всего относится к исполнению партии Лизы Р. Мифтаховой не в привычном лирико-драматическом, а в сугубо лирическом ключе. Позволяя услышать «по-новому» арию из шестой картины, дирижер В. Васильев и певица убеждают в правомерности их прочтения, подчеркивая смятение и беззащитность страдающей героини, безысходность ситуации, которая может разрешиться только смертью» (ж. «Музыкальная жизнь», № 20, 1986).

«Поступки Лизы Р. Мифтаховой диктовались жертвенностью её натуры, в которой чувствовались одновременно и сила, и обаятельная женственность». (Д. Вдовин, ж. «Театральная жизнь», № 23, 1986).

И все-таки Р. Мифтахова была вердиевская певица — по глубине и силе чувств, искренности переживаний и открытости их выражения.

Да, русские героини ей удавались, они, несомненно, по-человечески были ей близки: Татьяна — чистотой и искренностью, Лиза — жертвенностью, Марфа — непорочностью и покорностью судьбе, Ярославна — твердостью характера... Все эти черты вместе взятые сочетались в одном лишь человеке — Р. Мифтаховой благодаря её богатой природе — красоте и силе голоса, сценическому обаянию, преданности раз и навсегда избранной профессии и безграничному трудолюбию. Пятьдесят две оперные партии за тридцать два года (пусть не все — главные), между ними концертные программы, концертные поездки и педагогическая работа. Одновременно актриса учится сама — Р. Мифтахова не выпускала из рук клавиров, не стеснялась задавать вопросы режиссерам, дирижерам. Вокруг Р. Мифтаховой всегда кипела жизнь, она заражала энтузиазмом друзей, партнеров, порой глубоко пряча личную боль, разочарования, потери.

В те дни, когда театр собирался отмечать 70-летний юбилей Р. Мифтаховой, в газете «Республика Татарстан» была напечатана статья музыкального критика Е. Яхонтовой: «Перед тем как спеть Татьяну в «Евгении Онегине», она посвятила весь свой отпуск путешествию по пушкинским местам. Впрочем, это было не только путешествие, но и паломничество, потому что артистка не просто расширяла свой кругозор, но и приобщалась к иному миру иного времени. Стоит ли удивляться, что образ Татьяны в исполнении Мифтаховой надолго запомнился зрителям. Эта партия стала любимой и для самой певицы, может быть, оттого, что ее душе была созвучна тема невозможности желанного личного счастья. Рано ушел из жизни ее муж — талантливый дирижер, тонкий и умелый концертмейстер Вахит Тагиев... Может быть, оттого и ее Лиза в «Пиковой даме», воплощенная на сцене уже в середине восьмидесятых, соединила в себе и поэтичность юной Татьяны, и страстность много пережившей женщины, «сжав» столь полярные состояния в едином, необыкновенно динамичном образе. Не забыть, как пресыщенная московская публика стоя аплодировала этому спектаклю в 1986 году, во время гастролей казанской труппы в столице.

Счастливые воспоминания, незабываемые мгновения триумфа... Но жизнь артиста — это постоянное подтверждение профессионального мастерства. И как ни банально напоминание о том, что каждая новая роль — экзамен, невозможно иначе оценить партию Женщины в моноопере Ф. Пуленка «Человеческий голос». ...Трагедия женской души, любящей, глубокой, отвергнутой любимым, передавалась Мифтаховой с исключительной убедительностью и силой. Сорок пять минут последнего телефонного разговора с возлюбленным, когда певица на сцене одна, без партнера, и лишь трубка телефона — примета диалога, ниточка, связывающая ее с жизнью, требовали от артистки полной отдачи».

«Она была красивой татарской женщиной, с нежной кожей, которую так любило целовать солнце, серыми ласковыми глазами, благородной статью и великой духовной энергией, которую в любой момент готов был озвучить красивый сильный голос.

Она никогда не расставалась с национальной музыкой. Отсутствие в репертуаре театра произведений татарских композиторов, а такое время от времени случалось, певица возмещала концертным исполнением камерной музыки Сайдашева, Музафарова, Валиуллина, Жиганова, Яхина. Помню ее концерты, посвященные столетию Г. Тукая, где звучали романсы и песни на стихи великого поэта, помню аплодисменты, цветы и благодарные слезы слушателей...»

Да, соглашаясь с автором статьи, мы можем утверждать, что лирика была сильной стороной Р. Мифтаховой как певицы. Наверное, поэтому так удавались ей романсы и песни татарских композиторов, исполнение которых мы и сейчас можем оценить, слушая их в фондовых записях татарского радио.

...Быстротекущее время то и дело возвращает нас назад, к воспоминаниям о тех, кого с нами нет...

Она стойко переносила жизненные невзгоды, но человек ранимый, страдала глубоко, скрывая от окружающих свои раны за обаятельной улыбкой. Казалось бы, зачем в 48 лет стремиться так упорно к роли Дездемоны в «Отелло» Верди. Удивительная вещь, в спектакле перед зрителем предстало хрупкое, нежное создание, верящее, что любовь никогда не предает...

 

Р. Такташ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.