Каюмова Сания Каюмзяновна

 

Родилась 8 мая 1954 г. в Казани.
В 1973—1974 гг. — в стажерской группе, с 1980 г. — актриса-кукловод Казанского театра кукол (Татарского государственного театра кукол «Экият»).

Заслуженная (1991) и народная (2005) артистка Республики Татарстан.

 

В Казанский театр кукол Сания Каюмова пришла в 1973 году. Наделенная выразительной внешностью и необыкновенным обаянием, она обладала всеми необходимыми качествами актрисы и обещала в будущем занять достойное место в труппе театра. Привыкнуть к отнюдь не простым условиям работы в театре оказалось нелегко, и спустя год она ушла.

И все-таки она вернулась в театр через шесть лет. Видимо, первый ее приход был не случаен, что-то влекло ее к этой профессии и к этому загадочному и прекрасному миру под названием театр. Вспомнила совсем было позабытые навыки работы с куклой, которые ей прививали шесть лет назад. Став за прошедшие годы мамой, она теперь вдруг открыла для себя совершенно по-иному секреты и законы кукольного мира. Куклы стали ей детьми — послушными и не очень, озорными и ласковыми, красивыми, а порой и уродливыми, но всех их она приняла сердцем, и они ответили ей своей, мало понятной человеку со стороны, неискушенному в тайнах этого мира, кукольной любовью.

Одной из первых ее заметных ролей был Пушок в сказке румынского драматурга А. Попеску «Пушок-волшебник». Сыграть роль некоего эфемерного существа, символ мечты и вечного счастья — задача, стоявшая перед актрисой, была невероятно сложной, тем более что в этом спектакле актерам приходилось вместе с куклами пребывать на открытой площадке на виду у зрителей. Но актриса уверенно справилась. Ее Пушок был не только одухотворенным существом, но и существом одушевленным, наделенным определенным характером, тонко чувствующим окружающую его атмосферу и реагирующим на происходящие в ней изменения. Актриса сумела передать, как ее Пушок светился от счастья, когда вокруг все складывалось хорошо, и увядать, затухать, когда мир вокруг нарушался.

Герои подобного рода очень удавались Сание. Она их очень хорошо чувствовала, умела передать трепетность, полетность — качества, доступные не каждому. Крохотная Птичка в спектакле «Волшебные сны Апуша» по пьесе Р. Бухараева, вся состоящая из стремительно и неудержимо машущих крылышек и отчаянно предостерегающая Сорванца-мальчишку о грозящей ему опасности, остается в памяти прочно. Ее Муха («Муха-цокотуха» К. И.Чуковского) — воплощение бесхитростного радушия и беспечной наивности, не обобрать такую просто грешно, и приглашенные ею гости делают это со всем усердием. Но в зрительном зале неудержимо зреет сочувствие к этой Мухе и острое желание ее защитить, что, собственно, и составляет сверхзадачу актрисы. Она хорошо понимает, что любовь можно воспитать только любовью. Чувство справедливости в данном случае оказывается выше отношения к самой героине — образу, отнюдь не стопроцентно положительному.

Сродни этим героям и героиням каюмовские принцессы в разных сказках — утонченные, благородные, одухотворенные и абсолютно точно соответствующие детскому представлению о принцессах. Они могут быть и капризными, и взбалмошными, но они всегда остаются принцессами, которым многое позволено в силу их происхождения. Актриса, пользуясь одной ей известным секретом, умеет передать особую стать своих героинь, их избранность, их принадлежность к особому миру, стоящему выше привычной будничности и обыденности. Актриса находит для этих своих кукол особую манеру поведения на ширме, особый рисунок движения, причем строго индивидуализированный в соответствии со стилем постановки и характером изображаемой героини. Принцесса Будур («Волшебная лампа Аладдина» Н. В. Гернет) — олицетворение восточной царственности, а вот Принцесса в сказке Ш. Перро «Кот в сапогах» находится еще «в стадии становления»: она осознает, что она — принцесса, но порой забывается и становится обычной любопытной девчонкой. Хрупкая, изящная, невесомая Дюймовочка в одноименной сказке Г. X. Андерсена тоже своего рода принцесса в царстве лепестков и тычинок. Каюмова умеет придать грациозность любой кукле, даже если она внешне достаточно крупна и тяжеловесна в пышном шелковом наряде, как Клерхен в «Щелкунчике» по сказке Э.ТА.Гофмана, или же пребывает в довольно солидном возрасте, как трехсотлетняя Тортила в сказке А. Н. Толстого «Буратино».

Кукла «Аленушка» («Аленький цветочек» Л. Т. Браусевича, И. В. Карнауховой) в руках Каюмовой плывет над ширмой в трепетном танце и неторопливом, и захватывающем одновременно внутренней наполненностью, глубокой содержательностью. Аленушка Каюмовой переполнена любовью, всех она любит, со всеми ласкова и приветлива, но и умеет со всей страстью, с подлинным драматизмом отстоять свою любовь, когда на нее покушаются злые, завистливые люди.

По статусу драматического театра Сания Каюмова состоит, бесспорно, на амплуа лирической героини, хотя достаточно часто ей приходится играть и характерные роли. Но даже играя характерные роли, как, например, Старую цыганку в «Цыганах» А. С. Пушкина, она умеет придать им некое благородство и внутреннюю одухотворенность. В ролях же лирических героинь она бесспорный лидер. Не случайно уже много лет она бессменно играет Снегурочку вместе с Дедом Морозом-Карпеевым на всех новогодних представлениях — олицетворение чистого и безмятежного счастья.

 

Ю. Благов

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.