Исанбет Празат Накиевич

                   (1927-2001)

В 1949 г. окончил актерский факультет Московского театрального института (ГИТИС), в 1958 г. режиссерский факультет того же института. С 1949 г. — в труппе Татарского ТЮЗа, а с 1950 г. — артист театра им. Г. Камала, с 1962 г. - режиссер этого же театра.

Заслуженный деятель искусств ТАССР (1967).
Народный артист ТАССР (1981).
Заслуженный деятель искусств РСФСР (1986).

 

Празат Исанбет был одним из самых интеллигентных, эрудированных людей театра, и не только Татарского академического. Он родился и вырос в семье знаменитого Наки Исанбета.

Празат и внешне был красив — статная, высокая фигура, красивое лицо. Неслучайно он вначале поступил на актерский факультет ГИТИСа, а потом уже, в 1952 году, на режиссерский. И как жаль, что он не продолжил актерскую профессию.

Одной из самых запомнившихся ролей Исанбета была роль Василькова, сыгранная в спектакле М. Салимжанова «Бешеные деньги» А. Островского. Исанбет трактовал Василькова как жесткого, властного человека, прошедшего трудную жизнь и знающего свою цель. Он не только укрощал свою строптивую жену Лидию, но и уверенно и расчетливо руководил всем ходом событий. Васильков-Исанбет понимал, что кончилось время дворянских гнезд и наступила пора для энергичных, предприимчивых людей, поэтому чувствовал себя хозяином положения, действовал, подчиняя своей власти всех окружающих. Васильков не влюбился в Лидию, а лишь притворялся влюбленным. Решив, что эта красивая женщина должна принадлежать ему, завоевывал Лидию смело и уверенно.

Сыгранные Исанбетом роли: Дерамо «Король Олень» К. Гоцци, Азат — «В добрый путь» Г. Апсалямова, Кадермет — «Гульжамал», Ирек — «Гузель», Бакир — «Муса Джалиль» Н. Исанбета, Закир — «Гульшаян» М. Амира, Цоа-Юй — «Тайфун» Да Хай, Васильков — «Бешеные деньги» А. Островского, Синцов — «Враги» М. Горького.

Первым спектаклем П. Исанбета в качестве режиссера была трагедия Н. Исанбета — «Муса Джалиль». Критики тогда отметили четкость конфликта двух непримиримых лагерей, темпераментную динамику спектакля, точное раскрытие режиссером и актером Ф. Халитовым образа Мусы.

В 1966 году П. Исанбет поставил вторую редакцию этой же пьесы. И вообще он осуществил целый ряд постановок по пьесам отца — «Гульжамал» (1963), «Бегство» (1965), «Абугалисина» (1970), «Мулланур Вахитов» (1975).

Он проявил себя как режиссер высокой культуры, бережно относящийся к авторскому замыслу, опирающийся на подробный психологический анализ пьесы и каждой роли. Событием в театре стал спектакль «Гульжамал». Основной мыслью постановки была тема внутреннего раскрепощения человека в столкновениях подлинной человеческой ценности с догматическими представлениями о жизни.

Естественно, режиссер ставил не только произведения Н. Исанбета, он любил и зарубежную классику. Запомнились его постановки «Мера за меру» В. Шекспира (1968), «Дурочка» Лопе де Вега (1972), «Тартюф» Мольера (1978), «Король Олень» К. Гоцци (1982). В их ряду и известная трагедия бразильского драматурга Г. Фигерейдо «Эзоп» (1967). В ней говорилось о борьбе знаменитого древнегреческого поэта Эзопа за свободу. Горячая эмоциональность, романтическое звучание темы борьбы за духовную свободу приобретали в спектакле философско-смысловое и современное звучание. Режиссерское решение исключало бытовые интонации. На фоне единой установки — полуовальный станок на всю сцену с тремя светильниками и безбрежным голубым небом — происходило действие всего спектакля. Главное внимание П.Исанбет уделял работе с актерами. Поэтому в спектакле оказались мастерски созданные образы Эзопа (Р. Тазетдинов), Клеи (Ш. Асфандиярова), Ксанфа (Г. Шамуков).

Среди десятка спектаклей П. Исанбета значительное место занимает и татарская современная пьеса — «Беспокойное сердце» Г. Ахунова (1959), «Горящий цветок» И. Юзеева (1961), «Взлет ласточки» (1964), «Ильгамия» (1968), «Перед свадьбой» (1969) X. Вахита, «Сумерки» А. Гилязова (1971), «Втроем вышли в путь» (1973), «Прости меня, мама» (1979) Р. Батуллы, «Два часа и вся жизнь» Р. Хамида (1985). Особое место в числе названных постановок принадлежало спектаклю «Молодые сердца» Ф. Бурнаша. Он увлекал зрителя оптимизмом, лиризмом, красотой и чистотой взаимоотношений героев, присущим народу сдержанным проявлением чувств влюбленных, их целомудрием. Наряду с поэтичностью в постановке присутствовала и стихия комизма, передающаяся многими персонажами и ситуациями. Спектакль пользовался большим успехом у зрителя и шел довольно долго.

Исанбет замечательно ставил татарскую классику. Одним из первых спектаклей в этом ряду была постановка «Судьбы татарки» (1960, 1978) по роману Г. Ибрагимова. Произведение о трагически бесправной участи татарской женщины в старой России было решено в жанре психологической драмы. Режиссер, так же как и при работе над «Эзопом», особое внимание уделил работе с актерами, особенно с исполнительницами образа главной героини Гульбану А. Гайнуллиной и Ф. Хайруллиной. Обе они психологически убедительно прослеживали путь светлой, наполненной печальным лиризмом Гульбану к своему трагическому финалу. Весь спектакль был проникнут глубоким сочувствием к героине.

В 1992 году П. Исанбет еще раз обратится к трагической женской судьбе, но связанной не с бытовыми домостроевскими условиями, а с религиозной политикой царского правительства России, с проблемой насильственного крещения татар. Это будет «Зулейха» Г. Исхаки.

Особое место в творчестве Исанбета, тяготевшего к психологической драме, занимали и постановки татарских классических комедий: «Банкрот» Г. Камала, «Брачный контракт», «Жан Баевич» Г. Исхаки. Режиссер обострял решение образов, доводя их до гротеска, балагана и в знаменитой сатирической комедии Г. Камала «Банкрот» (1979). Спектакль был музыкальный, танцевальный, несколько фривольный, необычайно горячий и абсолютно логичный.

Опыт, приобретенный во время работы над татарской классикой, позволил П. Исанбету по-новому прочитать и творчество М. Горького. Он создал инсценировку и поставил спектакль по повести Горького «Мои университеты» и рассказам о казанском периоде его жизни. Спектакль называется «Как звезды в небе» (1984). Режиссер смог создать яркое, зрелищное представление, своеобразный парафраз драмы Горького «На дне». Спектакль представлял собой единое, художественно-целостное сценическое произведение, в котором средствами режиссерского искусства, сценографии (художник Р.Газиев) создавалась атмосфера тяжелой, гнетущей, безысходной действительности. Оформление, представлявшее собой тесный, замкнутый двор с уходящими вверх закопченными стенами домов, ветхими расшатанными лестницами, напоминало колодец, на дне которого копошилась пьяная, босяцкая голытьба, не находящая оттуда выхода. Спектакль в основном состоял из массовых сиен с отдельно вкрапленными эпизодическими персонажами, замечательно исполненными мастерами татарской сцены Ш. Биктимеровым, Р. Тазетдиновым, Ш. Асфандияровой, Н. Аюповым, Р. Мотыгуллиной, Н. Юкачевым.

Постановщик, наряду с рельефным человеческими типами, создает красочный, в чем-то экзотический, сочный ансамблевый спектакль. Так же как и в лучших спектаклях академического театра, здесь нет безликой «массовки», реагирующей на происходящие события лишь по указке режиссера. Каждый участник массовой сцены, наделенный конкретным характером, проживает сценическую жизнь соответственно логике развития своего характера.

Вследствие этого весь спектакль оказался живым воплощением горьковского «дна» — с его «философами», странниками, проститутками, ворами, постоянными и временными обитателями знаменитой казанской «Марусовки», с пением раздольных русских песен, дракой и пьянкой.

Художественное решение спектакля «Как звезды в небе» занимает в творчестве П. Исанбета особое место. Прежние его постановки отличались камерностью, поэтичностью, чутким вниманием к внутреннему миру человека. Исанбет, не занимаясь поисками сугубо внешней формы, добивался раскрытия логической мысли спектакля в основном через работу актеров, через разработку характеров.

Вообще П. Исанбету принадлежало в театре свое определенное место. В коллективе к нему бережно, уважительно относились как к человеку с высокой поэтической культурой, интеллигентному режиссеру, тонко и осторожно растящему молодых актеров. Исанбет вместе с Салимжановым составляли как бы удачно подобранный букет — они оттеняли и дополняли разные грани своего творчества. У П. Исанбета была своя палитра, своя индивидуальность, проявлявшаяся в решении спектаклей. Он прежде всего лирик. Поэтому его работы отличались душевностью, мягкостью. Работая над спектаклем, Исанбет при сохранении своего режиссерского замысла давал актерам большую творческую свободу, время, чтобы неторопливо подумать, поварьировать, а после своими режиссерскими подсказками добивался логического завершения образа. В театре говорили, что Исанбет любит артиста и относится к нему бережно, тактично.

Готовя спектакль, он всегда на первый план выдвигал актера, сам оставаясь на втором. В полном смысле он был режиссером, «умирающим в актере».

Последние годы Исанбет ставил меньше, а незадолго до ухода из жизни и вовсе ушел из театра на пенсию. Но он все равно чуть ли не каждый день приходил в театр просто пообщаться с друзьями, коллегами.

А потом он перестал появляться в театре, заболел и ушел из жизни, оставив о себе добрую память...

 

И. Илялова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.