(16 июня 1949 г., с. Чембилей Краснооктябрьского района Горьковской обл. — 13 ноября 1998 г., г. Казань)

Артист оперы, концертно-камерный певец (лирико-драматический тенор). Окончил Казанскую государственную консерваторию (1979). Ведущий солист Татарского театра оперы и балета им. М. Джалиля (1977—1998).

Народный артист ТАССР (1980).
Заслуженный артист РСФСР (1986).
Лауреат Государственной премии РТ им. Г. Тукая (1984).

 

Автору этой статьи довелось неоднократно беседовать с X. Бигичевым, его педагогом по вокалу в Казанской консерватории — В. Вороновым, а также с В. Раку, работавшим в ту пору главным режиссером в театре оперы и балета им. М. Джалиля. Эти встречи, просмотр оперных спектаклей, прослушивание концертов с участием певца создали представление о нем как о ярком и незабываемом исполнителе.

Не сразу определился путь в искусстве X. Бигичева, хотя пел он с детства. К моменту поступления в Казанскую государственную консерваторию X. Бигичев — взрослый, сформировавшийся человек, профессия которого была далека от искусства. Он опоздал — экзамены в консерватории уже завершились. Но ректор — народный артист СССР Н. Жиганов вместе с заслуженным деятелем искусств РСФСР В. Вороновым, прослушав его, решили принять без экзаменов на подготовительное отделение вокального факультета.

Жизнь и потом складывалась так, что казалось — певцом, особенно оперным, он не станет. Не все сразу удавалось — ведь помимо специальности существует немало других предметов. Здоровье в какие-то моменты подводило. Но он устоял благодаря заботам жены — известной сегодня в республике певицы Зухры Сахабиевой, поддержке педагога, а также преданности искусству, требовательности к себе и большому трудолюбию. Не случайно В. Воронов говорил о нем: «трудолюбивый фанатик», «большая целеустремленность в познании вокального искусства и в раскрытии художественно-сценических образов в оперных спектаклях».

По специальности стояла задача овладения академической манерой пения. Она вырабатывалась благодаря освоению определенного репертуара: зарубежной (особенно итальянской) и отечественной классики. Проблемам обучения его педагог по специальности посвятил в свое время статью «Из опыта работы с татарскими певцами». Из педагогов, оказавших влияние на формирование X. Бигичева как вокалиста, выделяют также Н. Даутова — бывшего главного режиссера нашего театра и известного певца России, который вел занятия в консерватории в классе оперной подготовки. Но и после окончания вуза X. Бигичев продолжал много работать над собой.

Выступления X. Бигичева в оперном театре начались еще в период учебы в 1977 году с оперы «Самат» X. Валиуллина, где он исполнил партию главного героя. X. Бигичева сразу же ввели в театр как ведущего солиста. В его репертуаре фактически нет второстепенных партий. После «Самата» певец выступал в операх «Алтынчеч» и «Джалиль» Н. Жиганова (Джик и Муса Джалиль), музыкальной комедии «Башмачки» Дж. Файзи (Галимжан), опере «Кара за любовь» Б. Мулюкова и музыкальной драме «Наемщик» С. Сайдашева (Батыржан). За роль Закира в опере «Кара за любовь» Б. Мулюкова X. Бигичев был удостоен Государственной премии РТ им. Г. Тукая. Постепенно выяснилось, что творческой индивидуальности и складу личности певца ближе драматические образы. Поэтому он сам вскоре отказался от партии Галимжана. В ряде изданий голос X. Бигичева определяют как драматический тенор. Но самые разные специалисты по вокалу утверждают, что драматический тенор в чистом виде в природе не существует, поэтому и тембр голоса X. Бигичева они охарактеризовали как лирико-драматический тенор. X. Бигичев обладал всеми качествами данного тембра: большой силой звучания, мужественной окраской голоса. Пение этого вокалиста отличалось содержательностью, серьезностью и глубиной звучания. X. Бигичев был человеком немногословным, серьезным, темпераментным и в то же время сдержанным. Он не из тех людей, кто сразу все выкладывает до конца. Но какой нежностью светились глаза В. Раку, когда он говорил о X. Бигичеве: «Очень доверчивый, теплый, добрый. Большой ребенок. Тонко чувствует природу боли, иронии».

Спектакль «Джалиль» и партия главного героя своей динамичностью, контрастами лирики и трагедии никого не могли оставить равнодушным. Бигичеву-Джалилю Н. Даутов дал в свое время такую характеристику: «Большой красивый голос, льющийся свободно в самых эмоционально напряженных местах, яркий драматизм, душевность, присущее X. Бигичеву очень национальное интонирование оставили большое впечатление». И композитор остался доволен работой певца.

Постепенно в творческом багаже X. Бигичева появились партии из зарубежной и русской классики: Хозе («Кармен» Бизе), Самозванец («Борис Годунов» Мусоргского), Германн («Пиковая дама» Чайковского), Альфред Жермон и Отелло («Травиата» и «Отелло» Верди). Хозе, Джалиль, Германн, Отелло — это все герои с трагической

судьбой, драматическим характером, отличающиеся высокой эмоциональностью. Хозе в исполнении X. Бигичева — человек, глубоко переживающий все события, не уступающий Кармен по силе любви, страстности и горячности. А партнершей артиста в этой опере оказалась однажды блистательная Т. Синявская.

По-разному оценивали партию Германна в исполнении певца. Он «продемонстрировал не только силу и красоту голоса, но и незаурядное актерское мастерство»; «Психология игрока, философия удачи, случая, выигрыша, риска — т.е. счастье зыбкое, неверное, обманчивое — выступает на месте налаженного веками строя жизни,— писал Б. Асафьев,— Именно этих красок и недостает в исполнении Бигичева. Может быть, партия вообще лежит вне актерских возможностей исполнителя? Но это не так. Подлинно художественной выразительности достигает певец в четвертой и седьмой картинах...». От X. Бигичева-актера некоторые музыканты порой ожидали большей подвижности. Но певец в раскрытии образов делал акцент не на внешних атрибутах, а на внутреннем мире своих героев. Он стремился показать их чувства, прежде всего, средствами вокала.

В оперном репертуаре X. Бигичева главной, ключевой считают партию Отелло из одноименной оперы Верди. Роль Отелло в сложнейшем позднем произведении итальянского композитора стоит нескольких оперных партий. Если других ведущих героев (Дездемону, Яго) должны были играть разные артисты, то партия мавра с самого начала предназначалась только X. Бигичеву. Голос X. Бигичева, вся личность певца «удивительно ложатся на партию Отелло,— говорил Валерий Васильевич Раку во время работы над оперой,— Интуиция у него — первозданная». И он, и сам X. Бигичев, готовя спектакль, предполагали, что выступление в этой опере откроет новый этап в творческой судьбе певца. Статус «академического» наш театр получил во многом благодаря этой постановке. А музыка Верди, роли в его операх для артиста с тех пор — самые любимые. Кроме партий Отелло, Альфреда X. Бигичев подготовил также и партию Радамеса из оперы «Аида». «Голос в спектаклях Верди так легко льется»,— говорил он.

Самые лучшие годы оперной карьеры X. Бигичева совпали с очень интересным периодом в истории театра. Одна за другой следовали постановки, которые становились ярким событием в культурной жизни города: «Пиковая дама», «Снегурочка», «Риголетто», «Отелло», «Летучий голландец». О них говорили, спорили и писали не одну рецензию. Эти спектакли связывали, прежде всего, с именами режиссера В. Раку, певцов Н. Путилина, 3. Сунгатуллиной и, конечно, X. Бигичева. Привлекала внимание своей необычностью актерская и режиссерская трактовка сцен и образов. В. Раку говорил, что он хочет «вызвать в людях эмоциональный взрыв, смятенье, пробудить способность плакать».

В 90-е годы прошлого столетия у X. Бигичева вместе с супругой 3. Сахабиевой-Бигичевой началась большая гастрольная жизнь: поездки по городам Татарстана, России и дальнего зарубежья. Певец считал, что концертные выступления (а они у него были на протяжении всей его творческой жизни) необходимы каждому оперному артисту. Вокальные и сценические особенности исполнения камерной музыки, народных песен привносят в дальнейшем новые элементы в оперные партии. Например, многие сольные номера, дуэты главных героев — Джика и Алтынчеч в опере «Алтынчеч» композитор Н. Жиганов создал в стиле различных жанров татарского фольклора. X. Бигичев и трактовал их как народную песню. Импровизация нашла проявление в темпе, ритме, даже в интонационной стороне (те же распевы, пластичность, присущие народной манере пения). Для концертных выступлений в оперном театре в свое время создали несколько театрализованных представлений: «Вечер неаполитанской песни», вечер татарского романса «Приди ко мне как солнце». В них принимал участие и X. Бигичев. Со сдержанной страстностью пел он мелодраматическую песню «Скажите, девушки» Р. Фальво, песни С. Садыковой («На тихой тропинке ива качается», «Течет река Итиль»), Р. Яхина («В душе весна»), А. Ключарева («Любуясь Волгой»).

Часто X. Бигичев выступал в филармонических концертах: авторских вечерах Р. Яхина, Н. Жиганова, Б. Мулюкова, Ф. Ахметова, в других юбилейных и праздничных концертах. Его голос звучал на пленумах и съездах Союза композиторов Татарстана. Можно сказать, что ни один крупный концерт не обходился без участия в нем Х.Бигичева. Выступления с произведениями камерной вокальной музыки дают возможность петь в тихой динамике, но хорошим, ясно слышимым звуком. Владение этим навыком — показатель высокого мастерства певцов. Использование X. Бигичевым этого вокального приема в связи с его очень сильным голосом обращало на себя особое внимание. А. Айдарская — дочь композитора С. Садыковой, в прошлом балерина нашего театра — вспоминает сегодня о том фуроре, который сопровождал выступление X. Бигичева в Москве на концерте из произведений ее матери. Особенно большое впечатление произвело на слушателей завершение одного из концертов песней «Течет река Итиль». Это произведение — последнее в творчестве С. Садыковой. Его называют творческим завещанием композитора. Сара Садыкова не успела полностью оформить песню. Сохранилась только одноголосная мелодия. Но X. Бигичев спел ее так, что она стала кульминацией вечера. Народные песни и песни татарских композиторов певец исполнял в сопровождении оркестра, фортепиано, баяна и различных камерных ансамблей.

Многие композиторы создавали свои песни, рассчитывая, что первым исполнителем будет X. Бигичев. Среди них: народная артистка РТ, певица и композитор Сара Садыкова (песня «Впервые увидел», «Течет река Итиль»), народный артист СССР Рустем Яхин (песня «Войду я в лес»). С этими композиторами Х.Бигичева связывали дружеские отношения. В музыке Р. Яхина певец выделял, помимо задушевности, искренности, и то, что композитор «понимает природу вокала, чувствует голос певца». X. Бигичев познакомился с композитором еще в студенческие годы. Он первый исполнитель некоторых произведений Р. Яхина. Оказывается, композитор трактовал «Войду я в лес» как восторженный романс, быстрый по темпу, наподобие своей же песни «В душе весна». А X. Бигичев представлял это произведение иначе: близким к народной песне. Он предложил соответствующее исполнение: задушевное, лирическое и распевное, которое понравилось композитору и было им принято.

В репертуар X. Бигичева входили татарские народные песни различных жанров, но больше всего протяжных: «Дремучий лес», «Тафтиляу», «Галиябану», «Асылъяр» и др. X. Бигичев хорошо владел непростым искусством мелодической орнаментации, которая является неотъемлемым элементом протяжных песен казанских татар. Но главным для себя он считал — и это особенно ценилось слушателями — умение выразить поэтичную, сокровенную и глубокую душу народной песни. Даже в задорной диалогической песне «Зятек», которую он пел вместе с 3. Сахабиевой-Бигичевой, скерцозность сочетается с лирической задушевностью.

Его лирико-драматический тенор выделялся характерной и незабываемой «бигичевской» окраской, привлекал силой звучания, полнотой диапазона, красотой тембра, стабильными верхними нотами.

 

Г. Юнусова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.