Родился 22 февраля 1940 г. в д. Новый Ташлыяр Азнакаевского района ТАССР.
В 1961 г. окончил Московское театральное училище им. Щепкина (вуз) и был принят в труппу Академического театра им. Г. Камала.

Заслуженный артист ТАССР (1974).
Народный артист РСФСР (1988).
Народный артист РТ (2000).
Лауреат Государственной премии РТ им. Г. Тукая (1998).

 

Азгар Шакиров, как и вся мощная группа щепкинцев, родом из деревни. Родился он в небольшом селении всего в 20 домов. Крохотная деревня, расположенная среди леса, воспитала в ребенке любовь к родной природе, к своей земле, поэтическое ее восприятие. Неслучайно до седых волос Шакиров сохранил в себе заложенную с детства душевность, вместе с тем нетерпимое отношение к злу, несправедливости, насилию во всех его проявлениях, желание сохранить подлинный мир людей в нравственной чистоте.

В школу в деревушке, в которой не было ни радио, ни электричества, приходилось ездить за 20 километров. После окончания школы он вместе с одноклассницей Нажибой Ихсановой отправился в Казань поступать в КАИ. Но сдали документы в Московское театральное училище, о котором узнали случайно в пути. Экзамен принимали в театре им. Г. Камала педагоги из Москвы и знаменитые актеры-камаловцы во главе с Халилом Абжалиловым. Азгар, не бывавший до этого не только в Москве, но и в Казани, едет в столицу. После лесной тиши, маленьких домишек, шумная, многолюдная, многоэтажная Москва ошеломила его. К тому же он никогда не видел прежде ни одного спектакля. Даже с татарским театром он познакомился в Москве, во время Декады татарского искусства и литературы в 1957 году. Азгар очень плохо говорил по-русски. Какие усилия, какую самодисциплину надо было иметь 16-летнему юноше, чтобы преодолеть все трудности!

Руководителем их курса был М. Н. Гладков — преподаватель актерского мастерства, ставший для своих учеников не только педагогом, но и заботливым воспитателем.

Азгар каждый свободный вечер ходил в театр — Малый, МХАТ, им. Вахтангова, им. Маяковского, иногда удавалось попадать на спектакли коллективов из Англии, Франции, Германии. Вместе с курсом участвовал в массовках постановок Камаловского театра во время Декады. Однажды произошел забавный случай во время спектакля «Хужа Насретдин»: Азгар в костюме серьезного стражника так засмотрелся на замечательную игру Абжалилова, что начал от восторга улыбаться, забыв обо всем на свете, пока на него не зашикали рядом стоящие актеры.

В Москве он вырос физически и духовно. Ему исполнился 21 год. Закончив училище, со всей группой вернулся в Казань. Теперь он актер академического театра им. Г. Камала. Началась новая жизнь. Надо на деле проявлять то, чему их учили 5 лет. Как у всех молодых актеров, начало профессиональной работы — это время продолжения учебы, накопления опыта при помощи актеров — мастеров старшего поколения.

В первые годы Азгар — участник массовых сцен, исполнитель небольших ролей. Котлыбай в драме Ш. Шахгали «Мы не расстанемся», Арсений — «Чти отца своего» В. Лаврентьева, Ринат — «Где же ты?», Зуфар — «Последнее письмо», Рафаэль — «Перед свадьбой» X. Вахита, Рамай — «Искры» Т. Гиззата — эти роли стали ступеньками на пути к мастерству.

Хотя в них еще чувствовалось определенное напряжение, скованность, стремясь к лаконизму, скупым выразительным средствам, четкой передаче мысли, артист приглушал присущую ему природную эмоциональность. Позднее он пришел к иной сценической образности. Появляются роли, исполнение которых отмечено раскованностью, внутренней свободой, насыщенностью.

В 1967 году с роли Кариба в драме А. Гилязова и А. Яхина «Шамиль Усманов» начинает проявляться индивидуальная особенность актера. Карибу была присуща романтическая устремленность, некоторая психологически определенная экспрессивность. Уже через год Шакиров создает неоднозначный характер Айдына в одноименной мелодраме азербайджанского драматурга Д. Джабарлы. Сам спектакль сочетал элементы мелодрамы с чертами психологической драмы. Айдын в исполнении татарского артиста проходил путь от бурно эмоционального, мечтающего о всемирной славе юноши до отчаявшегося в жизни оборваниа. В первой части спектакля Айдын казался чудаковатым человеком, не от мира сего. Высокий, стройный, с наивной, полудетской улыбкой, Айдын ничего не замечает вокруг себя и самозабвенно говорит о великих людях. Во второй части постановки Айдын предельно сосредоточен. Артист играл тонко, обостренно, с подлинной взволнованностью. В роли Айдына проявилось умение актера следовать логике характера, появилась внутренняя свобода, органика. Эта способность закрепилась при работе над образом Манагарова — «Человек со стороны» И. Дворецкого.

Нельзя забыть его резко графического, экспрессивного Надыра в мелодраме К. Тинчурина «Угасшие звезды». Артист искал истоки своеобразия характера Надыра.

Он был ожесточен из-за своего уродства — горба. Надыр все время находился в ожидании издевательств со стороны окружающих. Только в моменты встречи с Сарвар, которую он самозабвенно любил, ожесточение сменялось нежностью, мягкостью.

1970-е годы стали временем формирования мастерства. Шакиров уже становится известным актером широкого творческого диапазона. Он показывает умение своих героев напряженно мыслить на сцене, он прячет рвущийся наружу горячий темперамент, отсюда внешняя сдержанность, строгость его героев. Ему начинают давать разнохарактерные и разновозрастные роли. Скажем, малоприятный, двуличный Анжело — «Мера за меру» В. Шекспира не похож на 76-летнего Саттара — «Здесь родились, здесь возмужали» Т. Миннуллина, честного нефтяника, которого актер сыграл в свои 42 года, не говоря уже о целом ряде татарских персонажей, не похожих друг на друга: Саматове — «Ядро ореха» Г. Ахунова, Наиле — «Я вернулся на твое место» Р. Хамида, Тарифе — «Суд совести» Д. Валеева. В 1972 году Шакиров впервые встретился с драматургией А. Островского, сыграв роль Большова в комедии «Свои люди, сочтемся». Он трактовал его не жертвой, а прежде всего жуликом, проходимцем. Большое — наглый, самоуверенный хозяин жизни. Шакиров создавал его шумным, резким, жесты его широки, размашисты, голос зычный. Это человек, привыкший повелевать. К его несчастью, встретился человек хитрее, умнее его, и он, поникший, стал жертвой более циничного, жестокого хищника Подхалюзина.

Шакиров, практически не знакомый с поколением довоенной интеллигенции, силой своего умения перевоплощаться создал образ настоящего интеллигентного русского врача в спектакле о войне «Нашествие» Л. Леонова. Актер сыграл роль Таланова в лучших реалистических традициях, с тонким проникновением в психологию героя, для которого понятия чести, патриотизма и собственное существование друг от друга неотделимы. Таланов-Шакиров мягок, mux, неговорлив. Но статный, сдержанный врач, присутствуя или не присутствуя на сцене, ощутим на ней в течение всего действия. Главными чертами его характера были любовь к родине, глубокая убежденность в силе советского человека, в конечной победе над врагом.

В последующие десятилетия Шакиров, как всегда, много играет и, как всегда, недоволен собой: Гайнулла — «Дружеский разговор», Галиулла — «Прощайте», Нурхамат — «Ильгизар + Вера» Т. Миннуллина, Паратов — «Бесприданница» А. Островского; Туктамыш — «Идегей» Ю. Сафиуллина, Богатырев — «Одна ночь» Б. Горбатова. Особое место в творчестве Шакирова занимает Хромой, сыгранный в 1989 году в драме М. Гилязова «Бичура». Через притчевую тему о вере человека в Домового актер проносит очень важную грустную мысль о потере нравственных корней народом, о его душевной глухоте и слепоте. Роль была щемяще проникновенно сыграна и потому, что проблему бездуховности актер сам принимает близко к сердцу. Не случайно в книге о щепкинцах «Сцена — это чудо» Шакиров писал: «Если мы хотим сохраниться и жить как народ, в первый черед надо уважать друг друга. Когда мы говорим о народе, надо знать, что превыше всего есть Дух — Дух наших предков — отцов и дедов. Не будем торговать верой, славой своего народа». Очень близкие слова, касающиеся и образа Хромого.

В последние годы актер сыграл пожилых, неоднозначных по характеру персонажей: Мухаммата — «Рана» М. Гилязова по повести А. Гилязова, Зарифа — «Немая кукушка» 3. Хакима, Кадерхурматова — «Горький цвет», очень забавного, трогательно смешного Фуата Дамировича — «Запоздалое лето» И. Зайниева.

Шакиров переиграл и играет десятки самых разных ролей — молодых и старых, добрых и злых, трагических, комических, мелодраматических, татар, русских, башкир, итальянцев, киргизов. За всеми ролями — упорный труд, влюбленность в свою профессию, а в итоге — признательность и любовь народа.

 

И. Илялова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.