Родилась 30 июля 1949 г. в с. Верхние Киги Кигинского района БАССР. Артистка оперы, концертно-камерная певица (лирико-колоратурное сопрано). Окончила Казанскую государственную консерваторию (1973). Солистка Татарского театра оперы и балета им. М. Джалиля (1973—2009). С 1983 г.— преподаватель класса вокала в Казанской консерватории, с 1998 г.— профессор.

Народная артистка ТАССР, Каракалпакской АССР (1980).
Заслуженная артистка России (1986).
Народная артистка Российской Федерации (1995).
Лауреат Государственной премии РТ им. Г. Тукая (1984).
Кавалер ордена Дружбы (2009).

 

Редко, кто может сказать о себе, как Зиля Даяновна Сунгатуллина, что спела все партии, которые хотела, исполнила все задуманное. Действительно, у этой обладательницы красивого тембра лирико-колоратурного сопрано, ровного во всех регистрах, счастливая сценическая судьба. Она спела более 40 партий основного оперного и опереточного репертуара театра, кроме того романсы, народные и эстрадные песни.

После первого этапа занятий музыкой в школе-интернате, а затем на дирижерско-хоровом отделении Уфимского музыкального училища становление 3. Сунгатуллиной как профессиональной певицы завершилось на вокальном факультете государственной консерватории Казани. Зиля Даяновна считает, что ей очень повезло в вузе с педагогом — заслуженным деятелем искусств РТ В. А. Лазько, которая проявила много терпения и такта, обучая молодую вокалистку. Начиная с 5-го курса консерватории, она стала выступать на сцене театра оперы и балета им. Мусы Джалиля. Одной из первых ее ролей в театре стала Адина в «Любовном напитке» Г. Доницетти.

Ее появление в театре тотчас же заметили как любители музыки, так и профессионалы. В свое время главный режиссер театра оперы и балета им. Мусы Джалиля, народный артист РСФСР Н. Даутов так отозвался о 3. Сунгатуллиной: «Среди молодых певцов, с которыми я познакомился в 1975 году, была и Зиля Сунгатуллина. Я сразу обратил внимание на ее красивый голос и музыкальность. За эти годы она стала одной из ведущих солисток. Ею созданы партии Розины из оперы «Севильский цирюльник» А. Россини, Джильды и Виолетты из опер «Риголетто» и «Травиата» Д. Верди, Микаэлы из «Кармен» Ж. Визе, Ксении из оперы «Борис Годунов» М. Мусоргского, Алтынчеч из одноименной оперы Н. Жиганова, Галимы из оперы «Кара за любовь» Б. Мулюкова. Столь поразительный успех объясняется не только ее способностями, но и необыкновенным трудолюбием, работоспособностью».

От певца, особенно оперного, требуется очень многое. Он должен обладать не только вокальным, но и сценическим мастерством, пластикой, восприимчивостью к языкам. Ведь оперным певцам нередко приходится исполнять произведения на языке оригинала. У 3. Сунгатуллиной некий опыт такого рода уже был. Еще будучи ребенком она исполняла башкирские, татарские и русские песни. Все, чем увлекалась Зиля Сунгатуллина: английский язык (начала петь на нем с пятого класса), занятия в хореографическом кружке (она даже думала одно время профессионально заниматься балетом), художественная гимнастика в консерватории,— способствовало формированию ее не только как вокалистки, но и актрисы. Те, кто побывал на премьере «Наемщика» в 1990 году, до сих пор помнят грациозный танец Гульюзум-Сунгатуллиной в первом действии этого спектакля. А критики отметили в свое время сложность сценической ситуации, в которой по замыслу режиссера оказались исполнительницы роли Тамары из оперы «Демон» Рубинштейна и то, как достойно держалась при этом 3. Сунгатуллина: «После того, как Тамара вновь по крутой лестнице спускается на авансцену, остается лишь восхищаться тем, что, несмотря на эту вынужденную физическую разминку, 3. Сунгатуллина продолжает петь, и петь хорошо». Так ее увлечение хореографией помогло выполнить столь непростую задачу.

3. Сунгатуллиной, как правило, поручали главные роли в спектаклях. Среди созданных ею образов — персонажи русской и зарубежной классики: Снегурочка и Марфа («Снегурочка» и «Царская невеста» Римского-Корсакова), Джильда, Виолетта и Дездемона («Риголетто», «Травиата» и «Отелло» Верди), Мими («Богема» Пуччини), Маргарита («Фауст» Гуно), Розина («Севильский цирюльник» Россини) и другие. Работая над оперными партиями, певица стремилась к осмысленности фразировки, нахождению своего, так сказать, «эксклюзивного» воплощения образа. И это сразу же почувствовали, поняли ее слушатели: «Кажется, что актриса рождена для Снегурочки, так точно пришелся образ на ее индивидуальность. Голос Сунгатуллиной звучит превосходно, а лирическая кульминация — сцена таяния — настолько очаровывает, что забываешь о театральной условности» (Е. Яхонтова); «Хороша 3. Сунгатуллина в партии Джильды. Ее безупречное вокальное мастерство обогатилось в новой работе благодаря органическому синтезу драматического начала с певческим» (С. Гурарий). Много рецензий появлялось в связи с регулярным проведением в Казани оперного фестиваля им. Шаляпина. В некоторых из них свои критические замечания и положительные отзывы высказали приезжие критики и исполнители, особенно из Москвы. Они касались и 3. Сунгатуллиной: «Мне удалось послушать у вас «Севильского цирюльника», где я открыла для себя очаровательную Розину — Зилю Сунгатуллину, с легким, подвижным голосом, свободно чувствующую себя на сцене» (Ирина Богачева); «Чудесной была Маргарита — Зиля Сунгатуллина. Она очень стильная, красивая, гармоничная — это сочетание голоса и внешности»; «Зато со стороны «хозяев» именно у женщин оказалось более всего удачных работ. Это и З.Сунгатуллина-Дездемона...» (Дм. Морозов). Если режиссерская работа порой вызывала нарекания своей увлеченностью сценическими экспериментами, то именно 3. Сунгатуллина, по мнению некоторых критиков, своей игрой восполняла духовный, содержательный компонент представления: «Однако именно 3. Сунгатуллиной я отдаю пока предпочтение, ибо ее вокал, сценическая культура позволяют привнести в образ (Тамары из оперы «Демон».— Ю.К.) и спектакль в целом ту духовную наполненность, от которой едва ли не намеренно отказался режиссер» (Е. Яхонтова). Достоверности создаваемого образа, помимо драматического мастерства 3. Сунгатуллиной, нередко способствовало и соответствие ее внешности облику героинь: те же хрупкость, изящество и грациозность. Это было тем более ценно, т.к. роли молодых персонажей авторы обычно поручали певицам, обладавшим колоратурным сопрано.

Для самой 3. Сунгатуллиной особенно дороги и любимы партии из опер Верди, которые она считает вершиной вокальной классики, требующие сценического, певческого и актерского мастерства, а также Снегурочки, Алтынчеч («Алтынчеч» Жиганова) и Галимы («Кара за любовь» Б. Мулюкова). 3. Сунгатулллина выступала фактически во всех операх татарских композиторов, как давно вошедших в репертуар театра — это «Алтынчеч» и «Джалиль» Жиганова, «Самат» Хуснуллы Валиуллина, так и созданных позднее — «Кара за любовь» Б. Мулюкова, удостоенной вместе с создателями и исполнителями Республиканской премии им. Г.Тукая. Певица полагает, что созданию партий в национальных операх ей помогло исполнение народных песен, на что обратили внимание и критики: «Самое лучшее впечатление оставляет 3. Сунгатуллина — Алтынчеч. Обладательница чистого, красивого тембра голоса, она прекрасно владеет своеобразной колоратурой, воплотившей особенности татарской народной мелодики и манеры ее исполнения». Не сразу, по замечанию ее педагога по вокалу в Казанской консерватории, в певческой манере 3. Сунгатуллиной появилось такое необходимое качество, как «мон», означающее в данном случае особую задушевность исполнения. Она в сочетании с серебристым, нежным тембром голоса певицы придала звучанию татарских народных песен (сольным и в обработке с хором) особую поэтичность. Среди них есть такие сложные протяжные песни, как «Аллюки», «Гульджамал», «Осыпаются цветы», «Зульхиджа». Распевы, присущие мелодике этого жанра, как нельзя кстати подходят для исполнения самому высокому женскому голосу, техничность которого подчеркнута уже в названии — колоратура (украшение). Сама 3. Сунгатуллина всегда хотела, чтобы татарская народная песня звучала на хорошем европейском уровне. Она вообще радеет за плодотворное развитие и пропаганду национальной музыкальной культуры. С этой целью способствовала открытию в консерватории специального факультета, дабы татарские самородки из периферии могли приобщиться к музыкальному образованию, участвует в жюри конкурсов татарской песни, чтобы выявить и поддержать талантливую молодежь. На гастролях во Франции, Германии, Англии, Швейцарии и в других странах 3. Сунгатуллина старается показать образцы национального музыкального фольклора и песни татарских композиторов, первой исполнительницей которых она нередко являлась.

Разносторонность творческой натуры побуждала певицу, помимо выступлений в операх и опереттах, к включению в свой репертуар романсов, народных и эстрадных песен. Среди композиторов, чьи произведения пела 3. Сунгатуллина, Сайдашев, Яхин, Бакиров, Жиганов, Ахметов, Ключарев, Садыкова и другие. Даже на случайного слушателя на концерте в Москве ее исполнение (как и других наших певцов) произвело неизгладимое впечатление: «И. Шакиров, Р. Ибрагимов, 3. Сунгатуллина, В. Гизатуллина — кажется, в самой глубине их сердец возникают волшебные мелодии песен Сайдашева». Обращалась 3. Сунгатуллина и к русской камерной вокальной музыке — произведениям Чайковского, Рахманинова, Римского-Корсакова. Она стремилась к обогащению всех областей своего репертуара: пела произведения камерной музыки с оркестром народных инструментов, экспериментировала с народными песнями — исполняла их, например, в сопровождении органа. Совместно с органистом Р. Абдуллиным, сценаристом Б. Галеевым, артистом Ф. Пантюшиным и музыковедом Г. Кантором 3. Сунгатуллина подготовила очень интересную литературно-музыкальную композицию «Аве Мария» в музыке, поэзии, живописи», имевшую большой общественный резонанс.

Представление о многообразии ее репертуара в определенной мере в сжатом виде дают музыкальные записи на трех компакт-дисках «Поет 3. Сунгатуллина», выпущенных к 1000-летию Казани («Шедевры русской и зарубежной вокальной музыки», «Романсы, песни и арии из опер татарских композиторов», «Татарские народные и эстрадные песни»).

3. Сунгатуллина энергична по своей природе. Она легко идет на контакт с людьми, откликается на происходящие вокруг события, прежде всего в культурной жизни республики. Поэтому в периодической прессе можно найти немало печатных выступлений певицы, интервью с ней и ее ответы на различные вопросы, тем более что она постоянно вовлечена в общественную работу. Сегодня основное поле деятельности 3. Сунгатуллиной — педагогическая работа по вокалу со студентами Казанской консерватории. Среди ее учеников — представители нашей страны, дальнего зарубежья. Ее выпускники работают в театрах С.Петербурга (М. Аксенов), Москвы (В. Панфилов), Вильнюса (Л. Губайдуллина), Екатеринбурга (Н. Макеева), других городов и стран. Из нынешних студентов ярко заявил о себе Филюс Кагиров — лауреат многих конкурсов. 3. Сунгатуллина стремится воспитать в своих учениках любовь к классической музыке разных народов, помогает осознать значимость академического пения.

Так, благодаря усилиям замечательной певицы и педагога в мир вокального искусства вступает новое поколение дарований.

 

Г. Юнусова

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.