Достоинство поэта

Есть у истинно национальных поэтов примечательная черта — они всегда современны; современность эта покоится на глубокой духовности, словно бы соединяющей эпохи, образующей как бы атмосферу исторического народного бытия. Я познакомился с поэзией Такташа в годы войны, в деревне; до сих пор помню, как она помогла мне разглядеть свет и тепло человеческих сердец, сохранившиеся в голоде, холоде, испытаниях, его строки поражали меня смелостью, прямотой, откровенностью. И проходят десятилетия, меняются Казань, Уфа, вырастают на поволжской земле гигантские промышленные комбинаты, новые города, и разрастаются аулы, приходят новые поколения, а Такташ, как и прежде, помогает людям определиться в жизни, которая становится все сложнее, сохраняет их любовь к родной земле, спешит приумножить ее и соединить с отзывчивым вниманием к другим краям, учит беречь родниковые народные традиции и не чураться нового, по-прежнему чарует музыкой своих стихов, дарит тепло, словно сохранившее жар далеких уже времен, зовет идти в будущее, сохраняя совесть и честь, веру и надежду.

Такташ был отмечен чувством естественной связанности, слитности с народом, его культурой. И он знал свое предназначение, свою судьбу. Отсюда его необыкновенное чувство достоинства — он естественно и безыскусно представительствовал от имени народа, от имени времени, от имени культуры нации, ее поэзии. Его жизнь, его поэзия влиты в день, впаяны во все подробности предреволюционных лет, двадцатых годов, но день этот, десятилетия эти существуют для него в многовековой череде народного времени.

И современники, почитатели его и друзья, и читатели наших дней, обращаясь к памяти поэта, вспоминают один из эпизодов первых лет его пребывания в Казани.

15 мая 1923 года на центральных казанских улицах синеглазый юноша с копной волос раздавал демонстрантам листовку. Листовка расхватывалась демонстрантами, которые собрались для того, чтобы выразить свое возмущение подлым убийством в Лозанне советского дипломата В. В. Воровского. В листовке, к удивлению демонстрантов, было напечатано стихотворение. Но чеканные строки не хуже политического выступления разили убийц, выражали гнев советских людей, их готовность защитить Родину.

Такташ, работавший тогда в редакции одной из газет, узнал о преступлении еще до того, как о нем было извещено широко. Всю ночь он писал свой ответ убийцам, ночью же с наборщиками отпечатал стихотворение, а утром не ведающий усталости юноша — тогда ему было двадцать два года — раздавал листовку. Стихотворение поначалу было названо «Золотым дворцам», а впоследствии получило более точное наименование — «Нота». Это было не единственное и не случайное проявление творческой оперативности, решительности и инициативности поэта. Такташ — плоть от плоти советской литературы, воплощение ее социальной активности, ее теснейшей и конкретнейшей связи с жизнью страны. Он явился выразителем основных особенностей татарской поэзии социалистического реализма.

А между тем жизненный и творческий путь, казалось бы, совсем не готовили его к этому. Мальчик из деревенской семьи в ауле Сыркыды, затерявшемся в тамбовских лесах, учился в медресе, а в 1913 году вслед за старшим братом подался на заработки—в Катта-Курган, затем в Бухару, в ту пору еще эмирскую. В Бухаре его застала Февральская революция, здесь до него дошли и раскаты Октябрьской социалистической революции. В Средней Азии, в Бухаре, Ташкенте, Катта-Кургане юноша видел то же взбаламученное народное море, что и в родном Сыркыды. Юноша исполнен бунтарских настроений, он принимает участие в мятеже против властителя «святой» Бухары. Удрав в 1918 году от палачей эмира, юный Такташ возвращается в родное село, учится сам, преподает. Но трудно усидеть в мектебе, когда вокруг разваливается старая Россия и рождается новая. Он едет в Оренбург, трудится в газете «Юксыллар сузе» («Слово бедняка»), добирается в 1921 году до Ташкента, сотрудничает в журнале «Белем йорты» («Дом знаний»), едет в Москву, посещает вместе с Н. Исанбетом выступления В. Маяковского, публикует в столичных татарских изданиях несколько стихотворений и в 1922 году прибывает, наконец, в Казань. Более он надолго не покидает ее. Хади Такташ родился 1 января 1901 года, в 1931 году его унес тиф. Тридцать лет его жизни вобрали первую империалистическую войну, три революции — 1905 года, февраля 1917 года, Великую Октябрьскую социалистическую, вместили в себя просторы Поволжья, Средней Азии, Закавказья, Украины, бурные, равные годам, месяцы пребывания в Москве, шахты Донбасса, При его жизни возникла в начале века новая татарская литература, созданная Г. Тукаем, М. Гафури, Г. Ибрагимовым. На его глазах и при его участии закладывался фундамент советской литературы.

Наиболее значительным и талантливым из произведений молодого Хади Такташа по праву считается его известная драматическая поэма «Трагедия сынов земли» (1921). В статьях по истории татарской советской литературы неоднократно отмечалось большое новаторское значение этой революционно-романтической драмы: используя известные мифологические сюжеты, поэт с большой художественной силой гневно восстает против реакционных догм ислама, против мрачных пережитков буржуазно-феодального общества, страстно призывает к самоотверженной, бесстрашной борьбе за свободу и счастье трудового народа.

Взрывная волна, поднятая выходом первого сборника X. Такташа в 1923 году, не улеглась, пожалуй, и по сию пору. Открывающая сборник одностраничная заметка «О моем творчестве» сопровождена в трехтомнике поэта комментариями, в них упоминаются писавшие об этой декларации поэта X. Хайри, X. Усманов, Г. Халит, Н. Юзиев, надо добавить еще и других — М. Мамина, Г. Кашшафа, Г. Минского, это не считая критиков-современников. Сборник назывался «Трагедия сынов земли и другие стихотворения». Сборник этот, как и авторское предисловие к нему, парадоксальны и поразительны. С одной стороны, поэт решительно объявляет, что «тянущийся в творчестве пяти сотен поэтов от Бакыргани до Тукая старый татарский поэтический стиль должен быть разрушен». А с другой — он весь вырастает на этой многовековой литературно-эстетической почве. И слова эти насчет «разрушения», как верно отмечается в комментариях, не свидетельствуют об отказе от классики. Да и само содержание сборника говорит о том, что речь идет о наследовании и преображении, о приятии и преобразовании, которое вызвано социальными и идеологическими сдвигами. Поэзия Такташа вырастает на антибуржуазной, общедемократической идеологии, закономерно приходит к социалистическим идеалам. Его первое стихотворение «Газраилы» направлено против мировой войны. В своей блестящей «Трагедии сынов земли» поэт не только богоборец, он выступает не просто против клерикализма, религии, он провозглашает ведущей силой свободную волю к переустройству мира на справедливых социальных и нравственных началах. Демократические идеи Г. Тукая, М. Гафури, основывающиеся на гуманистических традициях татарской культуры, он подымает на новый уровень — происходит новое рождение классических традиций, мотивов, образов. Поэт утверждает, что вместо напевного стиха должна восторжествовать ритмика живой речи, дидактика должна уступить живой изобразительности, а пышнословие — вольному течению мысли и чувства. В этом сборнике он лишь частично реализовал свою программу, полностью он осуществил ее впоследствии. Он не скрывал, что его соратники в преобразовании татарской поэзии не только X. Туфан, А. Кутуй, но прежде всего В. Маяковский, С. Есенин. Поиски Такташа поразительно перекликаются с исканиями В. Маяковского, Е. Чаренца, Г. Гуляма, С. Вургуна. Советская поэзия рождалась на основе национальных традиций, но разные эти национальные пути были едины по социалистической сути.

От стихотворения к стихотворению, от поэмы к поэме все шире и глубже отражалась в творчестве Такташа советская действительность. Ярчайший, природный лирик, он удивительно эпичен. Его поэма о В. И. Ленине «Века и минуты» — революционная классика. Его поэзия населена людьми города и деревни, широка по географии. В его стихах Казань и Сыркыды, Донбасс и улицы поселков. Такташ пишет о счастье юной Алсу и горе Зубейды. Он рассказывает о коллективизации и о грядущих веках.

Хади Такташ дорог нам весь — от его ранних стихотворений до «Писем в грядущее», от «Трагедии сынов земли» до поэмы «Века и минуты». В последние годы татарская общественность впервые отмечала юбилеи поэтов К. Гали (XIII век) и Акмуллы (XIX век). Все более наглядны богатства татарской литературы, все прекраснее ее перспективы. Велика череда национальных татарских поэтов, но у X. Такташа свое особое место, он в ряду тех, кто ввел национальную поэзию в советскую многонациональную литературу, в XX век.

Р. Бикмухаметов


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Автор-составитель Донина Лариса Николаевна.
Защищен авторским правом, просьба при копировании ссылаться на автора.